?

Log in

  Journal   Friends   Calendar   User Info   Memories
 

eseid's Journal

18th June, 2013. 8:08 am. Ночной горшок сказок – 34 Чиста русская сказка об Иване-дураке, Василисе Премудрой и Марье Красивой

Как-то жил Иван-дурак с матушкой  в деревне.
Если честно – жил никак. Пил… Не ежедневно.
Денег нет, работы нет, самогон – вонючий,
Ферма, лавка, сельсовет, да навоза куча.
Ванька – парень хоть куда, и охоч до девок,
И подраться – завсегда: любит это дело.
Только вот какой момент портит всю систему:
Девок нет – и драки нет, в том-то и проблема.
От безбабья и тоски, (и еще б не спиться),
Ванька навострил коньки прямиком в Столицу.
Дохромал… Народу – тьма, кто тут Ваньку знает?
И, понятно, задарма здесь не наливают…
Ваньке надо ж как-то жить! Выбор тут немалый:
Хочешь – дворником служи, хочешь – вышибалой.
Ну, а если ты ты – дурак, вовсе без таланта,
То иди в любой кабак – прямо в музыканты.
Все теперь в его руке, все Ивану мало:
Днем он – лабух в кабаке, ночью – вышибала.
Понял, как срубить деньжат, если постараться,
Только девки не хотят с Ванькой кувыркаться.
Курит трубку – не косяк, и уже небедный.
А откроет рот – дурак, без очков заметно.
Он уже фэнь-шуй учил, слышал про де Сада…
В общем, не совсем дебил, но… Дебиловатый.
И, чтоб в общество войти, стать своим средь прочих,
Нужно девушку найти – умную и срочно.
Бармен продал Ваньке связь с дорогой лахудрой:
Василисою звалась и считалась мудрой.
Все путем, да вот беда, Ванька кривит рожу:
- Некрасива и худа: аж с доскою схожа.
- Если платишь – прав всегда! – бармен рвет тельняшку:
- Только для тебя: звезда! Звать  - Красотка Машка.
Выбор до того суров – Ваньку аж скрутило:
У Красотки нет мозгов, умная  - страшила…
От натуги ум вскипел, смылся в самоволку.
Ванька даже поумнел, впрочем, ненадолго.
Василису, Марью ль брать – кто из них нужнее?
- Не хочу я выбирать! Буду брать… Обеих.
Дурень сделал, как сказал, и без колебанья:
Сразу двух, не медля, взял он на содержанье.
Василиса, хоть страшна, но запросов – масса:
От десертного вина и до садо-мазо.
- Слышь, подруга, не наглей! И давай без споров:
    Самогон в варенье лей – круче всех ликеров.
    И с садизмом для тебя ничего не жалко:
    Хочешь, в морду дам, любя?  Или лучше палкой?
Вот с Красоткой – нет проблем: платим – и имеем.
Тут Иван владеет всем пополам с Кащеем.
Ведь Кощей, хоть импотент, денег не считает.
Этот радостный момент Машу утешает.
В общем, Ванька, был бы спор, круто варит кашу:
С Василисой – Къеркъегор, камасутрит Машу.
Ну, а что умишком слаб – разве ж в знаньях сила?
Будешь ты кумир для баб!... Бабок бы хватило…

Read 3 Notes -Make Notes

21st March, 2013. 8:07 am. Размышления о весне и о себе по дороге на работу.

Пришла весна, набухли почки,
Мочиться больно – хоть кричи.
Миндалин нежные мешочки
Налились кровью, как клещи.
Не внял я доводам рассудка,
А он ведь мне совсем не враг,
И язва слизистой желудка
Раскрылась, как весенний мак.
Прощайте, плов и чахохбили,
Чанахи с чачей на обед!
Вы мой желудок погубили,
А он один, другого нет.
Деменция, как образ жизни,
Нас к наслаждениям зовет.
Лишился мозг последней мысли
И лишь рефлексами живет.
И о себе скажу вам твердо:
Теперь, простите за цинизм,
Не человек, звучащий гордо,
А полудохлый организм.

Read 2 Notes -Make Notes

4th March, 2013. 2:46 pm. Ночной горшок сказок – 33. Сказка о Синей Бороде.

Жил  на свете Герцог славный – алхимический талант.
Бабник первый среди равных,  и прекрасный коммерсант.
Создавал он гель для тела и краситель для волос,
И на все, что Герцог делал, был в Европе дикий спрос.
Для компании рекламной, обходясь без лишних слов,
Герцог красил регулярно свой волосяной покров.
Борода – “Закат над Роной”, бровь - ”Бордо а-натюрель”,
И слетались, как вороны, дамы на его постель.
И, подругу ублажая, герцог ей хрипел, как зверь:

  - Делай все, что пожелаешь, но не трогай эту дверь.
Согласитесь, очень мило: вроде, он не понимал,
Что к двери буквально силой сам подруг своих толкал.
Дверь, естественно, вскрывалась, и в нее совался нос…
И подруга окуналась в кислоту и купорос.
Герцогу – скрипеть зубами, клясть подругу и раззор,
И искать, куда с концами слить испорченный раствор.
Тут встает альтернатива: что-то нужно выбирать:
Или баб водить красивых, или прибыль получать.

  - Знать, пора найти подругу, с головою и в соку,
    Чтобы служила ночью – шлюхой, днем – помощницей в цеху.
    Пусть не очень и красива - плоский зад, отвисла грудь –
    Но алхимика любила б, и алхимию – чуть-чуть.
Герцог слово держит туго: сам решил, и сам нашел,
И достойную подругу для проверки в дом привел.
Показал ей цех, и краски, подарил противогаз,
И она от этой ласки сексуально завелась.
В две секунды оголилась, в Герцога вцепилась с криком,
И, обняв его, свалилась в чан с красителем индиго…
…Из оргазма в этом чане герцог вынырнул с трудом.
Ждал: вот-вот подруга встанет и досмотрит новый дом.
Но подруга не всплывает – значит, вновь раствор пропал…
Герцог, тяжело вздыхая, долго в ванне отмокал.
После ванны, мимоходом, Герцог к зеркалу подсел –
И, увидев там урода, весь от ужаса вспотел:
Борода – синее синьки, мордой – пьяный эфиоп.
Так бы сам себе ботинком засадил в лазурный лоб!
…Герцога никто ни разу больше в свете не видал.
Говорили, от проказы он ужасно пострадал.
Только дамы всей Европы обсуждали меж собой
Секс с маньяком-эфиопом с ярко-синей бородой.
А потом Шекспир умело сочинил лихой памфлет,
И назвал его: “Отелло”… Правда, переврал сюжет.

Read 10 Notes -Make Notes

10th February, 2013. 8:32 am. Ночной горшок сказок – 32. Три поросенка.

Жили как-то раз три брата – все, понятно, поросята.
Звали младшего Ниф-Ниф – был он весел и игрив.
Тяжкий труд он презирал – крупным оптом заправлял.
Продавал траву “с душком”, торговал и порошком,
Дурью – дрянью и “элитной” … В общем, парень безобидный.
Утром, травки покурив, на заре встает Ниф-Ниф.
Начиная день свой ранний, он твердит, как заклинанье:

    - Я налогов не боюсь, от налогов утаюсь,
    И с Налоговым Шакалом я не поделюсь и малым.
…Все сегодня, как обычно: очередь, товар привычный.
Вдруг становится темно: это заглянул в окно
Воплощение Кошмара: злой Налоговый Волчара.
Сел, привычно огляделся… Бизнес сразу разлетелся,
И теперь Ниф-Нифа ждут камера, допрос и суд…
Средний редко улыбался, на Нуф-Нуфа отзывался.
Был суров, друзей не знал – он оружьем торговал.
Автомат для исламиста, аммонал для террориста –
Мог достать из-под земли. Денежки рекой текли.
Чтобы не попасть впросак, торговал за наличняк.
Начиная день свой ранний, он твердил, как заклинанье:

    - Я налогов не боюсь, от налогов утаюсь,
    И с Налоговым Шакалом я не поделюсь и малым.
Ссоры избегал и свары, но не избежал Волчары…
Он явился в ранний час и с собой привел спецназ.
Окружили, задымили – так Нуф-Нуфа захватили.
И теперь Нуф-Нуфа ждут нары и суровый суд…
Ну, и старшим, наконец, был Наф-Наф – Святой Отец.
Обещал он рай на небе без забот о сне и хлебе,
И здоровых наслаждений без греховных побуждений…
В общем, продавал Наф-Наф не квартиру и не шкаф,
Не харчи и не одежду:  торговал Наф-Наф НАДЕЖДОЙ…
Брал немного, но – у всех, и имел большой успех.
И совсем не ждал удара от какого-то Волчары.
Как-то утром, в день ненастный, после проповеди стграстной,
Отворилась в церкви дверь и в нее ввалился Зверь.
Был он зол, свиреп, ужасен,  и для бизнесов опасен.

    - Долго ты, Наф-Наф, скрывался! Кончен бал – теперь попался!
    Где отчетность по зарплате? Почему налог не платим?
    - Сын мой, ты сейчас неправ – говорит ему Наф-Наф.
    - Я скажу тебе одно: брать налог с меня грешно.
    Бойся гнева Силы Высшей! И с моей знакомься “крышей”…
    - Я порву и крышу тоже! Мама миа, ну и рожи…
Носорог – владелец банка, Леопард – водитель танка,
Лев – учитель бальных танцев и Козел – министр финансов.
И три тысячи баранов – прихожан, адептов рьяных.
Долго Волку объясняли, что в гробу его видали.
Очень лихо объяснили – чуть живого не сварили.
А министр, забыв о дружбе, выгнал вон его со службы:

    - Поделом тебе, Волчаре, чтоб не трогал Божьей твари!
    Ишь, придумал: драть налоги с наших пастырей убогих!
Ну, а раз Волчару – в шею, всем – амнистию скорее!
Заключенных – на свободу, да на прежнюю работу!
А, чтоб вновь чего не вышло, брат Наф-Наф им станет “крышей”…
Делово, без сантиментов, ровно пятьдесят процентов
С братьев требует Наф-Наф. За просрочку – крупный штраф.
… И теперь два младших брата вспоминают виновато,
Как с Волчарой зря бодались -  от налогов укрывались:
Если бы делились малым, были бы сейчас с наваром…

Read 3 Notes -Make Notes

6th September, 2012. 9:45 am. Ночной горшок сказок - 31. Снова про Репку.

Жил в деревне старый Дед, сеял репу много лет.
Мудрым был, как Соломон – гнал из репы самогон.
На основе самогона, в нарушение закона,
Баба делала коньяк, влив заварку и мышьяк.
Внучка зЕльем торговала, Жучка – склады охраняла,
Кошка крыс давила смело. В общем, каждый делал дело.
Где-то в глубине подвала Мышка в доме проживала,
Репу у семейства крала, и за это пострадала:
Хвост воровке оторвали… Мышку здесь не уважали.
С государством Дед был строг: не платил акциз, налог,
Прибыль, как умел, таил – “серый бизнес” воротил.
А, поскольку он скрывался, то в рекламе не нуждался.
Как-то, в урожайный год, Дед выходит в огород –
Что за чудо из чудес? То ли пальма, то ли лес…
Заслонив собою небо, прёт из грядки чудо-Репа.
- Это что у нас творится? Щас нагонят из Столицы
Журналистов и доцентов, членов… Тьфу! Корреспондентов.
Анонимности конец, предприятию – трындец…
Чтоб сего не допустить, Репу надо… Истребить!
Он ботву сгребает в горсть, тянет, как собака кость…
Ничего не удается – Репа не пошевельнется.
Дед зовет на помощь Бабу:
- Так-то я мужик не слабый,
Но, видать, года достали… Ну-ка, Баба, вместе – взяли!...
Баба, что ты вытворяешь? Ты ж не тянешь – обнимаешь!
Трешь мне спину грудью мощной… Нет, ты, Баба, - не помощник…
Чтобы с Репой совладать, надо Внучку вызывать…
Внучка сладко почивала, потому как ночь пахала:
Развезла прицеп товару, собрала пустую тару,
А потом пошло веселье: танцы, водка, друг, похмелье…
Внучку долго тормошили и насилу разбудили,
Третьей взяли помогать: нефиг девке сачковать.
Тянут Репку, аж рыдают – Репка их не замечает.
- Это что же происходит? – снова Дед себя заводит.
- Репка, тварь, не вылезает, значит… Нас не уважает?!!
Жучка, фас! Хватай заразу! Ну-ка, дружно, ну-ка, разом!
Только все усилья мимо – Репка непоколебима.
- Кто еще у нас остался, от работы заховался?
Кошка? Встань в шеренгу пятой – корнеплод тащить проклятый!
Ну-ка, дружно, ну-ка, взяли! Вроде, малость расшатали!
Это им лишь показалось – Репка вовсе не шаталась.
Дальше тратить сил не стали - все упали, где стояли.
Из дыры под самой крышей вдруг раздался голос Мыши:
- Если будет Дед не прочь, я готова вам помочь:
Есть немного аммонала и взрыватель я достала.
Корень Репкин подгрызу, тушку – взрывом разнесу.
Помогу я вам по-братски, хоть вы свиньи и заразы.
А взамен хочу от вас долю, комнату, матрас.
- Ну-ка, высунь свое рыло! – Жучка пеной исходила. –
Пополам порву гадюку: обозвать свиньею – суку!
Поддержала Кошка псину: - Я тебя из шкурки выну!
Нифига матрас не нужен: я сожру тебя на ужин!
Тут раздался голос Деда: - Что-то я в базар не въеду…
Это что здесь за герой хавальник разинул свой?
Кто позволил, вашу мать, за меня вопрос решать?
Все запомните, зверье: право здесь одно – моё.
Слышь, мышастый, вылезай, и со мной вопрос решай.
- Пахану – моё почтенье. Только, знаешь, повтореньем
Ничего не поменяем, только время потеряем.
Ну, а время вам сейчас подороже, чем матрас.
- Тоже верно… Ты, бродяга, крепко держишь нас, однако…
В общем, раз все тут собрались – значит, мы посовещались.
Ну, а я потом решил: Мышка шконку заслужил.
Без сомнений вылезай, корнеплод к чертям взрывай.
За базар я отвечаю. Рви, грызи!
- Грызу. Взрываю!
Грянул взрыв – и Репки нет. И погас в деревне свет.
Рухнул у соседа дом, хлев сгорел со всем скотом,
Раскидало весь навоз и исчезло стадо коз…
Тут-то беды и таились – все соседи возмутились,
Собираются толпою, на Семью идут войною…
Дед из труб водопровода сочинил два миномета,
Бабка в центре огорода раскопала пулеметы,
Внучка снайперской винтовкой накаляет обстановку.
Жучка всех кусает метко, Кошка поползла в разведку.
Отсрелялись, отбомбились – в общем, кое-как отбились.
Вроде, вылезли из бед. Тут на Мышь наехал Дед:
- Я с тобою, как с родной, ты ж – подляну мне с войной?!
Затопчу! – И, как сказал, вмиг мышонка растоптал.
Вроде, кончился рассказ? Вот уж нет – не в этот раз.
Перед тем, как смертью пасть, Мышь успела настучать
Мышь в подвале закопали, глядь – пришли, кого не звали:
ФСБ в большом фургоне, два автобуса ОМОНа,
Управляет ими строго злой Инспектор по налогам.
В “обезьянник” всех забрали, недоимку посчитали.
Прегрешенья разобрали, приговоры зачитали:
Дом за штрафы отобрать, все семейство – разогнать.
Деда с Бабой – в лагеря, в зону, проще говоря.
Внучку взяли в детский дом, что назначен был судом.
Жучку с Кошкой – усыпить. Репу - некому растить…
Тут и сказочке конец. А кто слушал – всем трындец…

Read 1 Note -Make Notes

22nd May, 2012. 8:52 am. Ночной горшок сказок - 30 Про шахматы.

В Древней Индии всегда хватало мудрых – каждый третий носит мудрое лицо.
Мудрый думать начинает ранним утром, глядь – а к вечеру придумал колесо.
Жил мудрец вдали от города, на даче, он все игры изучил наперечет.
И придумал как-то “шахматы”, что значит: “Шаху - смерть, а победителю почет!”
Мудрецовы теща и жена не рады: мол, мудришь, а детям нечего жевать.
И решил Мудрец: чтоб сразу стать богатым, нужно шаху эти шахматы продать.
Охраняющему шахский дом солдату безразлично, ты мудрец или болван.
Шах считал себя поэтом-демократом, хоть по жизни был прозаик и тиран.
Мудреца, однако, пропустили быстро: обыграл он караульщиков в “бурУ”.
И с толпою музыкантов и артистов был в обед допущен к шахскому двору.
Вот обед идет роскошный и небыстрый, Шах объелся и немного перепил.
Утомленный выступлением артистов, к Мудрецу свой взор усталый обратил:

-         Мы науки развиваем помаленьку, хоть с поэзией науку на сравнить.
Изложи, Мудрец, но только коротенько, чем сегодня сможешь нас повеселить.
…Шах игрок был и умел учиться быстро, очень быстро научился ставить мат.
Так что, к вечеру, прогнав певцов-артистов, обыграл своих придворных всех подряд.
Все дворцы и деньги, скакунов арабских, у придворных он, как выигрыш, забрал.
За игру желая наградить по-царски, Мудреца к себе по-дружески призвал.

-         Шах, ты слишком добр к моим заслугам малым! Не хочу быть ни министром, ни послом,
Ни дворцов я не хочу, ни драгметаллов – прикажи награду выдать мне овсом.
Пусть положат лишь одно зерно сначала вот на эту клетку, коль с нее нача
ть.
Чтоб количество тех зерен возрастало: два, четыре… Дальше на два умножать.
И вот эту операцию простую повторять, пока не кончится доска.

-         Ты себе награду выбрал столь смешную… слушай, ты не заболел? – Да нет пока.
Математики всю ночь зерно считали… Мудрецу вручили утром полмешка.
Со злорадными усмешками сказали: - Извините, тут закончилась доска.
Мы зерна, конечно, больше насчитали, но ведь ты же сам поставил нам предел.
И те зернышки, которые упали, не попали и в мешок, как ты велел.
Шах добавил: - Ты обычный неудачник, математиков решил перемудрить?
Не умеешь сформулировать задачу, так учись овес на завтраки варить.
Мудрецу осталось только стиснуть зубы, поклониться и уйти домой в тоске…
Так теория, столкнувшись с жизнью грубой, рассыпается рисунком на песке.
Но не надо огорчаться слишком рано, и Мудрец припомнил Шаху все слова:
Он сыграл в “очко” с начальником охраны, на кону стояла Шаха голова…
И теперь здесь нет ни Шаха и ни шахства, во дворце - игра, рекой течет вино.
Здесь проигрывают деньги, жизни, царства, а Мудрец – крупье в дворцовом казино…

Read 4 Notes -Make Notes

3rd May, 2012. 9:25 am. Ночной горшок сказок - 29 По щучьему велению

В богом позабытой деревушке и в неназываемых краях
В полуразвалившейся избушке жил мужик – не умный, не дурак.
Целый день он ни хрена не делал, хоть в деревне дел невпроворот,

Звали мужика того Емелей. Вся семья Емели – мать да кот.
Мук труда и творчества не ведал, и работать сроду не умел,
И, пускай не каждый день обедал, но зато и грыжи не имел.
… - Ладно, пусть не щи, так хоть баланду, но в избе воды нет ни ведра!
Получив от матери команду, к проруби поплелся сын с утра.
Прорубь пробивать такая мука, подо льдом холодная река…
Глядь – в ведра ужом свернулась Щука – видно, емкость для нее мелка.
  - Я-то думал: что тут может хлюпать? То-то вечерком ухи нажрусь!
  - Не губи меня, Емеля глупый! Я тебе живая пригожусь.
Можешь заказать любое дело, и, как только скажешь приговор:
Я хочу, а Щука повелела – тут же все исполнится. Допёр?
  - Как не допереть такое дело! Мы же понимаем, что почем.
Слушай, речка, Щука повелела, чтоб вода сама пришла в мой дом.
  - Отмени, дурак! – успел услышать только эти Щукины слова,
Как волной у дома смыло крышу, стены и последние дрова…
На печи – промокший кот и мама, по деревне – как Мамай прошел,
Лишь печные трубы и упрямый полузахлебнувшийся козел.
  - Чую, сын, что ты всему причиной, жаль, полена нет – тебя прибить…
  - Не волнуйтесь, мама, все починим, и ваще в Столице будем жить!
Так что – прекращаем разговоры, я ХОЧУ, и ты не спорь со мной.
Щука повелела ехать в город! Печку и кота берем с собой.
Молвил – и печурка задымила, отрастила пару крепких лыж,
И в Столицу бодро заскользила, за тулуп Емелю прихватив…
А мороз и ветер – чай, не лето, печь – она не дом и не сарай,
И маманя не в меха одета… В общем, хоть ложись и замерзай.
Мать, обледеневшая, как камень, кот промерз до самых потрохов…
И Емеля, лязгая зубами, хочет все поправить парой слов:
  - Чтоббб ммменя и маммму отттогрело, чтоббб тепппло… А лучше – чтобббы жар…
Я хочу, а Щука повелела! А еще дворец и самовар.
И воздвигся дом пропорций странных: русского барокко монумент.
Кто хоть раз был в Сандуновских банях, тот узнал бы их в один момент.
…Отогрел себя, кота и маму, нахлебался досыта чайку…
Жить, однако, в жаркой русской бане невозможно даже дураку.
Сквозняки и сырость убивают, спать в парной – уж лучше спать в гробу…
В общем, свой дворец дурак меняет на кривую и холодную избу.
Новые идеи подоспели: - Холостым мне жить уже невмочь!
Мама, если кости отогрели - отправляйтесь сватать царску дочь!
  - Брось дурить, сынок, пока не поздно, нам ли сватать царское дитя?
Ведь царя в народе кличут “Грозным”, и ничуть при этом не шутя.
  - Мама, не хотите – как хотите, мы с котейкой справимся вдвоем.
Вы чайку горячего хлебните, а вернемся – водочки нальем.
Царь держал дочурку под охраной, наплевав на нарушенье прав.
Звали ту царевну Несмеяной: за суровый и неженский нрав.
И немало юношей мечтало: “Рассмешу, и сразу я – жених…”
Из дворцовых пыточных подвалов не вернулся ни один из них.
Вот Емеля, Щучьим повеленьем, был одет богато, и не зря:
Он стоит, не чувствуя сомнений, пред очами грозного царя.
  - Царь, привет! Хандру твою поправить я без колебаниев берусь!
И готов царевну позабавить, а потом по-честному женюсь!
  - Не по чину дерзко ты глаголешь, неужели надоело жить?
Впрочем, я – садист. Являю волю: к Несмеяне дурня проводить!
А потом останки организма, если дочь изволит разрешить,
Додушить уже из гуманизма, за казенный счет похоронить.
Проводить Емелю к Несмеяне! - Он вошел, отвесивши поклон.
Горница, а в центре, на диване, возлежит царевна – нагишом…
  - Ой ты, гой еси, младая дева!
  - Сам ты гой, и девственник тут ты.
Как стоишь?! Равнение налево! Быстро снял рубаху и порты!
  - Ты чего?  Я здесь не ради блуда – только, чтоб тебя развеселить.
Я хочу, а Щука…
- Ах, паскуда! Снова хочет воду замутить!
Пятого за месяц подсылает! Ох, дождется: повелю поймать
И сварить! Тогда она узнает, как невинных дурней совращать!
Ты ж, поди, не трахался ни разу?
  - Нет, но я хочу, и Щу…
  - Молчать!
Здесь хочу лишь я! А ты, зараза, будешь по понятьям отвечать!

Стража! – И Емелю тут же взяли, слова не позволили сказать,
Кляп забили, голого распяли, повалив на крепкую кровать…
…Он пришел в себя уже в подвале, сжал руками голову свою:
На него смотрела, не мигая, Щука, заключенная в бадью.
  - Что, разбогател своею думкой? И меня подставил, перемать…
Я ж тебя просила, недоумка: думай, перед тем, как пожелать!
  - Не нуди, как старый хрен с похмелья, у меня, чай, голова своя.
Знаешь, мне понравилось веселье, и его готов продолжить я…
…Нынче “Клуб царевны Несмеяны” знаменит средь знающих людей:
Собирает для забав престранных в нем царевна непростых гостей.
Их немножко мучают, пытают, по заказу - вешают слегка.
Но гвоздем программы все считают “Шоу Емельяна-дурака”.
Тут уж все совсем не понарошку, тут в мученьях понимают толк:
Если отрубают ручки-ножки, то кровища заливает сток.
Несмеяна клубом заправляет, а Емеля, как звезда, гремит.
Щука по соседству обитает: кто еще Емелю оживит?
Все прекрасно, так чего же боле? Но не спит Емеля по ночам,
Умирая от фантомной боли в голове, отрубленной вчера…

Read 10 Notes -Make Notes

28th March, 2012. 8:42 am. Ночной горшок сказок - 28. Принцесса на горошине

По глухой лесной дорожке на охоту Принц скакал.
У кривой избы-сторожки он цыганку увидал.
А цыганке все едино: что украсть, что предсказать.
Просит ведьму Принц невинный на невесту погадать.
И с насмешкой неуместной глаз ведьмачий заблистал:
- Очень зря свою невесту во дворцах, юнец, искал.
Та огонь души раздует и сверкать заставит глаз,
Что горошину учует сквозь подушки и матрас.
Как водой цыганку смыло: не казнить, не наградить.
И подумал Принц уныло: “Где теперь жену ловить?”
И в молчании унылом воротился в отчий дом,
Жизнь свою назвав постылой, тосковал неделю он.
Ел немного и лениво, и лениво выпивал…
Ночью бурной и дождливой кто-то в двери постучал.
…И лихим броском охрана оккупирует весь холл.
Бьются вдребезги стаканы, и парадный сломан стол.
Командир охранбригады – выпивоха, плут и враль,
Под защитой баррикады наводил на дверь пищаль.
- Человек какого сорта в двери ломится, как враг?
Предъяви к осмотру морду, и оружие, и флаг.
А не то – расстрел на месте, и не жалуйся потом,
Что убит ты был бесчестно, а не выпорот кнутом!
- Если можно, без эксцессов! Я и так вам все скажу:
Я – заморская принцесса, вся промокла и дрожу.
Не стреляйте хоть минуту, я сюда так долго шла,
И прошу у вас приюта, и ночлега, и стола.
Разобрали баррикаду и проделали проход,
Но оставили засаду для страховки, целый взвод.
Дверь со скрипом приоткрылась, и в малюсенький просвет
Незаметно просочился чей-то мокрый силуэт…
Так внизу они шумели, что и Принц утратил сон.
Видит: девушка в шинели, а в руке – горячий ром.
Доложил охранник сухо:

                                                         - Провоцирует народ.
А принцесса или шлюха – кто их ночью разберет?
Взглядом Принц сумел измерить стройность ног, обхват груди.

Почему бы не проверить – может, нам с ней по пути?
Может, то моя невеста – по обличью и уму?…
Для проверочного теста где горошину возьму?

Но потом, с тяжелым вздохом, он горошину достал,
И, как будто ненароком, под перину запихал.
В отведенное ей место спать красавица идет.
Как пройдут “ночные тесты” юный Принц ответа ждет.
… Величаво выступая, девушка спустилась в холл.
- Как спалось вам, дорогая? – Принц с поклоном подошел.
- Эта ночь была кошмаром – я едва не умерла.
На перине пыльной, старой, улежать я не смогла.
Чувствую себя распятой, и сейчас едва стою.
И зачем вам было прятать свой гашиш в постель мою?
- Виноват, но как узнали наркотический продукт?
Вам и нюхать-то едва ли доводилось этот фрукт.
- Мне знакома эта мерзость с ярким привкусом говна!
Не сочтите, Принц, за дерзость, что скурила все одна.
Лично я предпочитаю очень чистый кокаин,
И совсем не понимаю этот грубый вкус мужчин.
А от вашего гашиша не могла всю ночь уснуть:
Сухость в горле, едет крыша, и в окне – такая жуть…
Вот, когда женою стану, я здесь все переменю:
Не позволю гробить дрянью я здоровую семью!
Будем править под девизом: “О наркотиках – забудь!”,
“Юным семьям – по сервизу, старым - … ” тоже что-нибудь.
ГашишУ у нас не место! Верю: ты о нем забыл!
Так наш Принц нашел невесту.  Ну, и дилера сменил…


Read 15 Notes -Make Notes

28th February, 2012. 4:42 pm. Ночной горшок сказок - 27. Вторая сказка о Курочке Рябе.

У Деда и Бабы в хозяйстве раззор: ни денег, ни пса, ни скотины.
Бурьяном зарос неухоженный двор, в печи кружева паутины.
Лишь Курочка Ряба под лавкой живет – подарок ушедшего сына,
Бурьянной конопли с утра поклюет, и яйца несет, как машина.
И этим товаром так-сяк, но живут и Баба, и Дед, и хозяйство:
Налогов не платят, но водочку пьют: полезный продукт эти яйца.
И глядя в пропитое Бабы лицо, а Деда жалея, как брата,
Им Ряба снесла золотое яйцо с клеймом “Восемнадцать каратов”.
Конопля ли шибко ядрёной была, генетика ли постаралась –
Лежало яйцо посредине стола, яйцом Фаберже притворяясь.
Ну, что теперь делать: разбить иль продать? Сменять на ядрёное зелье?
Непросто решенья с утра принимать, особенно, если похмелье…
Вдруг из-под стола – элегантный костюм, весь серый с вкрапленьями сажи:
    - Я – Миша Норушкин, дизайн и парфюм, и ваш менагер по продажам.
    - Ты это сейчас по-каковски сказал? Положь золотишко, паскуда!
Явился незваный, хвостом помахал – подай ему яйки на блюде!
    - Меня  постарайтесь получше понять: беру вашу Рябу в аренду,
Ей надо нестись, мне – яйцо продавать, а вам – получать свою ренту.
Подлечим вам зубы, подтянем живот, и купим вам дом на Багамах.
Кебабы, шашлык и роскошный уход, клянусь в этом Рябиной мамой!
…Контракт подписали – ну, что за беда? Опять же – Багамы, кебабы…
А утром продолжили жить, как всегда, но только без курочки Рябы.
“Хоромы Норушкина” в стиле “ампир”, стал Мишка публичной фигурой:
Ведь “Яйца Норушкина” знает весь мир, как символ Большого Гламура.
И деньги потоком текли, как вода, как груды камней при обвале.
Вот только ни Баба, ни Дед никогда тех денег в руках не держали.
…Бетонный курятник со сложным замком, окоп, пулемет, даже пушка,
И Курочка Ряба в курятнике том коноплю клюет из кормушки.
Все та же изба, раскудрит ее мать, и даже не двор, а задворки.
Но, впрочем, нетрудно бутылку украсть у службы охраны в каптерке.
Безденежно и безнадежно, как встарь, полбанки с утра – и в картишки…
…На печке багамский висит календарь – подарок Норушкина Мишки…

Read 25 Notes -Make Notes

14th February, 2012. 8:41 am. Размышления о женской доле по дороге на работу.

Скажи нам, женщина, зачем идешь по общему пути?
Зачем доказываешь всем, что можешь мужа завести?
Ты заведи себе кота – его никто не украдет,
Твоих подружек красота в котейке страсть не разожжет.
А, может, лучше кобелЯ? Который пес, а не мужик.
Хотя, по правде говоря, различия немного в них…
Пожалуй, лучше мужика. Ну, скажем, этого пригреть…
Эх, кабы знать наверняка, что не придется пожалеть.
И что подругам рассказать? Подружки тоже хороши –
Всегда готовы обозвать, и не со зла, а от души.
А если этого козла? Чтоб был все время под рукой –
Ты как-то целый час ждала, пока прощался он с другой.
И как мужчина он хорош – ты на фигуру не смотри.
… Скажи всем, с кем сейчас живешь, а вот зачем – не говори.

Read 7 Notes -Make Notes

Back A Page